Фрагмент гостиной. На стене винтажная скульптура Кертиса Жере из копенгагенского магазина The Apartment. Справа — латунный светильник с абажуром из шелковой бахромы по дизайну Ханса Агне Якобсона, 1950-е годы. Диван сделан на заказ по эскизам Казираги. Подушки сшиты из тканей марок Pierre Frey, Dedar и Lizzo. Торшер по дизайну Майкла Анастасиадиса для Flos.

Фрагмент гостиной. На стене винтажная скульптура Кертиса Жере из копенгагенского магазина The Apartment. Справа — латунный светильник с абажуром из шелковой бахромы по дизайну Ханса Агне Якобсона, 1950-е годы. Диван сделан на заказ по эскизам Казираги. Подушки сшиты из тканей марок Pierre Frey, Dedar и Lizzo. Торшер по дизайну Майкла Анастасиадиса для Flos.

Photo _MG_9310.jpgФрагмент гостиной. Стол и стулья из коллекции Bill Sofield, Baker; ваза для фруктов по дизайну Шарля Шнайдера, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; ваза для цветов, Дания, 1970-е; сервиз, Rosenthal. Картины Ги де Ружмона, на столе — скульптура “Любовь” Олега Косткевича.

Photo _MG_9310.jpgФрагмент гостиной. Стол и стулья из коллекции Bill Sofield, Baker; ваза для фруктов по дизайну Шарля Шнайдера, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; ваза для цветов, Дания, 1970-е; сервиз, Rosenthal. Картины Ги де Ружмона, на столе — скульптура “Любовь” Олега Косткевича.

Photo _MG_9312.jpgФрагмент гостиной. Стол и стулья из коллекции Bill Sofield, Baker; ваза для фруктов по дизайну Шарля Шнайдера, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; ваза для цветов, Дания, 1970-е; сервиз, Rosenthal. Картины Ги де Ружмона, на столе — скульптура “Любовь” Олега Косткевича.

Photo _MG_9312.jpgФрагмент гостиной. Стол и стулья из коллекции Bill Sofield, Baker; ваза для фруктов по дизайну Шарля Шнайдера, 1930-е, галерея “Трансатлантик”; ваза для цветов, Дания, 1970-е; сервиз, Rosenthal. Картины Ги де Ружмона, на столе — скульптура “Любовь” Олега Косткевича.

Фрагмент столовой. В отличие от гостиной, тут нет сада за окнами. Это помещение используется в основном в вечернее время для семейных обедов. Архитекторы решили восстановить справедливость и превратили окно в нишу с живописным полотном тромплей — холст пропускает свет в комнату, и создается иллюзия тенистого парка. Такая атмосфера характерна для особняков XVII–XVIII веков, ее поддерживает садовая скульптура той же эпохи (отреставрированная, но сохранившая следы мха).

Фрагмент столовой. В отличие от гостиной, тут нет сада за окнами. Это помещение используется в основном в вечернее время для семейных обедов. Архитекторы решили восстановить справедливость и превратили окно в нишу с живописным полотном тромплей — холст пропускает свет в комнату, и создается иллюзия тенистого парка. Такая атмосфера характерна для особняков XVII–XVIII веков, ее поддерживает садовая скульптура той же эпохи (отреставрированная, но сохранившая следы мха).

Барельеф в деталях.Учимся Создавать БАРЕЛЬЕФ | VK

Барельеф в деталях.Учимся Создавать БАРЕЛЬЕФ | VK

Вид из зоны столовой в сторону гостиной. Полы из бельгийского дуба. На столе — мраморная скульптура 1970-х годов из Италии и неоэтрусская ваза, все из галереи Сержа Кастеллы.

Вид из зоны столовой в сторону гостиной. Полы из бельгийского дуба. На столе — мраморная скульптура 1970-х годов из Италии и неоэтрусская ваза, все из галереи Сержа Кастеллы.

Фрагмент гостиной. В зеркале отражается диван, сделанный по эскизам хозяйки квартиры. Металлическая скульптура на полу — работа Беверли Пеппер. Журнальный столик — по дизайну братьев Буруллеков.

Фрагмент гостиной. В зеркале отражается диван, сделанный по эскизам хозяйки квартиры. Металлическая скульптура на полу — работа Беверли Пеппер. Журнальный столик — по дизайну братьев Буруллеков.

Дом в Гудзонской долине

Дом в Гудзонской долине

10 идей по оформлению пустой стены | Sweet home

10 идей по оформлению пустой стены

10 идей по оформлению пустой стены | Sweet home

Pinterest
Поиск